Показать полную версию страницы
Все материалы

Ума подвалы (фоторепортаж)

Репортаж из советского хранилища науки — здесь под землей работает почта из фантастического романа, а сотрудники прячут рукопись XIV века и показывают запрещенные книги

Аббревиатура ГПНТБ известна всем новосибирцам, но мало кто видел, что скрывается за затейливыми стеклами здания на ул. Восход. Корреспонденты НГС.АФИША побывали на экскурсии по самой большой библиотеке Сибири, спустились в подземелья и увидели действующую пневмопочту из романа «1984». Оказалось, что в отделе редкой и ценной книги не только прячут уникальные экспонаты, но и с удовольствием их показывают, а стены одного из этажей украшают картины известного художника. 


Субботняя «бродилка» по коридорам огромной библиотеки оказывается востребованной: в холле ГПНТБ собралось 22 человека. Встречает группу экскурсовод Музея Октябрьского района «Закаменка» Игорь Костылев.



Здание возвели в 1966 году на месте Базарной площади, где продавали лошадей, но сама библиотека появилась еще в 1918 году в Москве. «Это одна из первых библиотек, построенных советской властью для науки, — поясняет экскурсовод. — Ее директором был брат Ленина — Дмитрий Ульянов».


На сибирскую землю фонд начали перевозить в 1960 году. Где только ни хранились книги: в гараже Академгородка, котельной, столовой, магазине, квартирах и подвалах. «Мотороллер увозил читательские требования, книги находили, складывали в кузов и везли обратно в город, — рассказывает сотрудник музея. — И только на следующий день можно было получить издание».



Из холла мы поднимаемся в зал каталогов, где почти пусто — бумажные носители еще в 1990-х годах заменили электронными. Однако многие детали остались прежними — например, пневмопочта, известная молодежи по роману-антиутопии «1984». Этот вид связи не выдуманный, а реальный: архитекторы подсмотрели идею на центральном телеграфе в Москве. Сегодня это скорее экспонат — связь работники поддерживают через компьютеры.



Пневмопочта расположена слева от сотрудницы библиотеки — каждое отверстие соответствует этажу книгохранилища. «Кидаю бумажку — все, она доставлена», — улыбается женщина, демонстрируя работу винтажной системы. На гостей это явно производит впечатление: они в восхищении перешептываются.



Игорь Костылев подчеркивает: библиотека — нечто большее, чем кажется на первый взгляд. К примеру, снаружи видно 5 этажей, а на самом деле их 10. Мы спускаемся по лестнице вниз, и просторные холлы сменяет узкий коридор. Что ж, так было во всем Союзе: снаружи — широкие проспекты и дворцы для трудящихся, внутри — тесные коммуналки и общежития.



Забавно, что издания на полках сгруппированы не по алфавиту и не по году выпуска, а по формату — это позволяет разместить их максимально плотно. «Идею подземного книгохранилища подсмотрели в научной библиотеке Нью-Йорка», — знает экскурсовод. Группе он показывает лишь первый из скрытых этажей, поясняя, что они все одинаковые, только нижний предназначен для хранения углекислоты, необходимой для пожаротушения.



Пневмопочта работала и в обратном направлении: чтобы вернуть читательское требование наверх, его помещали в одно из отверстий и нажимали на кнопку. Система исправна, но ей уже не пользуются.



Длина помещения примерно 100 м, а книги тяжелые. «Когда библиотека открывалась, сотрудникам предлагали освоить роликовые коньки, — рассказывает легенду экскурсовод. — Но так как большинство из них были людьми почтенного возраста, идея не прижилась». Вместо этого хранилища оборудовали подвесными монорельсами, по которым скользили корзины с книгами. А сегодня эту систему и вовсе заменили обычными тележками, как в супермаркете.



Однако остался аутентичный подъемник для книг. «Идею подсмотрели в научной библиотеке МГУ, но некоторые источники утверждают, что система была разработана специально для ГПНТБ», — рассказывает Игорь Костылев. Подъемник вмещает около 6 кг литературы, а полный цикл его работы занимает порядка 40 мин.



Внутри библиотеки будто законсервировали атмосферу 60-х — выбиваются, пожалуй, только современные двери. Если же на них не обращать внимания, можно почувствовать себя советским гражданином или членом иностранной делегации. Кстати, интересную запись в книге отзывов однажды оставили французы. «Переводчик прочитал: "Были очень разочарованы… тем, что такая большая библиотека располагается не Москве или Санкт-Петербурге, а в Сибири"», — улыбается экскурсовод.



Дальше путь лежит наверх. На стенах 4-го этажа — коллекция портретов президентов Академии наук. Экспозиция как бы намекает, что престиж исследовательской деятельности после перестройки упал: советские руководители с волевыми лицами написаны маслом, а современные удостоились только фотографий в рамках. Автор картин — известный художник Герман Гольд.



Изучив портреты, группа поднимается в зал ценной и редкой книги. Научный сотрудник Татьяна Драгайкина поясняет: здесь не только хранят раритеты и выдают их читателям, но также занимаются научной и экспедиционной работой. 



В отделе — более 50 тыс. экспонатов. Самые старые книги, которые участники экскурсии смогли увидеть в оригинале, — издания петровской эпохи. Кстати, посмотреть их могут все желающие, даже по временному пропуску.



Эту книгу Самуэля Пуфендорфа «Введение в историю европейскую» перевели по приказу Петра — предполагалось, что наследник престола будет постигать предмет именно по ней.



«Был период, когда дворяне даже отечественную историю изучали по переводам с французского, — улыбается сотрудница отдела. — Не обходилось и без ошибок. Вот "История России" Левека с иллюстрациями: написано, что изображен Святослав, однако, судя по одежде и внешнему облику, это Лжедмитрий I».


За стеклом прячется и редкое берлинское издание «Записок о древней и новой России» Карамзина. «Историк выступает как монархист, но в то же время жестко критикует всех Романовых, указывает на ошибки в политике Александра I и предупреждает его о грядущей войне с Наполеоном», — рассказывает Татьяна Драгайкина.


 

Значительная часть древних рукописей поступила сюда из коллекции академика Михаила Тихомирова, который жил в Москве, но завещал свое собрание сибирской науке. Ему раньше принадлежала и самая старая книга ГПНТБ — пергаментная рукопись XIV века «Друцкое Евангелие». Также в отделе хранится первая русская печатная книга — «Федоровский апостол» 1564 года.



Живой интерес участников экскурсии вызывают миниатюрные издания, которых здесь более тысячи. Среди них, например, венгерский томик 1971 года под названием «Микрокниги в чайной ложке», где напечатаны фото еще более маленьких экспонатов, румынское издание Пушкина (1969 год) и другие экземпляры.



Среди современных стеллажей утвердился стол, сделанный в Германии в конце XIX века, — его привезли из столицы вместе с книгами. Антикварный предмет мебели сначала хотели выбросить, но завотделом не позволил, и стол отреставрировали.



После знакомства со старыми книгами мы выходим на залитую весенним солнцем площадь Пименова. На этом экскурсия не заканчивается: Игорь Костылев рассказывает о «золотом» заводе справа и «сталинках» через дорогу. И хотя группа заметно уменьшилась, кажется, в целом культурное развлечение удалось.



«Жалко только, что мы до 5-го этажа вниз не дошли, а самое интересное — крошечные книжечки, — делится впечатлениями Ольга Коротицкая, для которой это уже четвертая экскурсия по городу. — В интернете много информации, но она сразу из головы вылетает. А тут смотришь, трогаешь — и запоминаешь». Другая участница, Дарья Штерцер, 10 лет живет в соседнем доме и впервые побывала внутри ГПНТБ. «Я узнала много интересных фактов — таких экскурсий должно быть больше», — резюмирует девушка. 

Александра Зенкова
Фото Ольги Бурлаковой

6350
Все материалы
Вход в почту
Выбор города